Фонд содействия возрождению Синодального хора

карта сайта  RSS  en

Художественный руководитель и главный дирижёр

Алексей Александрович Пузаков родился в Москве в мае 1966 года. Детство и юность будущего церковного дирижера прошли на Тверском бульваре и около Патриарших прудов, где жили его родители Александр Федорович Пузаков и Маргарита Николаевна Богданова.

Алексей рос в обычной для 60-70-х годов семье добрых, скромных, образованных, но тогда еще  далеких от веры русских людей и с детства, как и многие его сверстники, не был крещен. С первого по восьмой класс учился в известной в кругах московской творческой интеллигенции школе № 31 в Леонтьевском переулке (в те годы – улица Станиславского). Атмосфера школы и круг общения способствовали увлечениям, связанным с искусством театра, поэзией, литературой и музыкой. Однако специального музыкального образования Алексей не получил, не считая участия в десятилетнем возрасте в детском духовом оркестре и любви к любительскому пению и музицированию.

Семья часто проводила выходные, посещая музеи, концертные залы и памятники истории и культуры, к которым относились закрытые, а иногда отчасти действующие монастыри и храмы.

По рассказу Алексея, в его памяти осталось очень яркое впечатление от посещения в холодный зимний день Троице-Сергиевой лавры. Древние полутемные храмы, таинственные лики, иконы, мерцание разноцветных лампад – рождали в душе необъяснимое щемящее чувство причастности к неведомому и где-то в глубине подсознания родному горнему миру. По дороге в Лавру сильно разболелись зубы. Родители набрали святой воды в надкладезной часовне и дали попить – боль неожиданно прошла. Алексею было лет девять, и это осталось в памяти как нежданное благодеяние, нечаянная радость от доброго, но еще неведомого Бога.

В переходном возрасте пришло увлечение Достоевским. Любимой книгой стал роман «Братья Карамазовы», где нет однозначно положительных и отрицательных героев, но сам сюжет расставляет все по своим местам.

Действующих храмов в те годы в Москве было немного. В шестнадцатилетнем возрасте Алексей, увлеченный театром, неожиданно для себя попал на богослужение Страстной седмицы с чтением Двенадцати Евангелий в храм иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке. Необыкновенная красота и глубина службы, приглушенный свет, тихое стройное пение  знаменитого Матвеевского хора – все поразило и не позволило уйти из храма до окончания богослужения, хотя и было непонятным по букве. В душе утверждалось чувство возвращения в Отчий дом. Вся предыдущая жизнь показалась пустой и бессмысленной. На следующий день – в Великую пятницу Алексей пошел на вынос Плащаницы в ближайший  храм Воскресения в Брюсовом переулке (тогда – улица Неждановой). Служил архиепископ Волоколамский Питирим (Нечаев) с длинной седой бородой и необыкновенно красивым лицом.

 Потом была Пасха, Троица, праздник преподобного Сергия с многотысячным молебном на Лаврской площади, Успение Богородицы. 4 сентября 1982 года Алексей принял Крещение, началась новая жизнь. Эта жизнь проходила в почти ежедневных посещениях храмов – иконы Богородицы «Всех скорбящих Радость», где служил духовный отец, и ближайшего к дому храма Воскресения на улице Неждановой. Там произошла встреча с Григорием Алфеевым – будущим митрополитом Иларионом, которая стала очень важной в судьбе Алексея.

В престольный праздник Воскресения Словущего, когда в конце сентября на всенощной поются пасхальные песнопения, храм был переполнен людьми. В давке Алексей оказался вытолкнут на левый клирос, который располагался на приступке у западной стены четверика храма. «Ты что стоишь и молчишь – подпевай», – сказал кто-то из певчих. С того дня церковное пение стало делом жизни Алексея.

Главное влияние на формирование музыкального вкуса оказал хор нашего храма под управлением Николая Васильевича Матвеева. Творчество этого мастера, основанное на традиции и репертуаре Московского Синодального хора, стало для Алексея Пузакова краеугольным камнем и ориентиром в его дальнейшем церковно-музыкальном служении.

В восемнадцатилетнем возрасте его приняли на работу в должности чтеца и алтарника, а в девятнадцать лет по благословению почетного настоятеля Скорбященского храма архиепископа Киприана (Зернова), Алексей становится вторым после Матвеева регентом, управляя левым клиросом.

Далее был первый профессиональный церковный хор – архиерейский хор Виленской и Литовской епархии. В 1988 году, когда отмечалось 1000-летие Крещения Руси, Пузаков впервые принял участие в концерте духовной музыки в соборе Свято-Духова монастыря в Вильнюсе.

Первым московским храмом, где Пузаков руководил правым хором, стала церковь Воскресения на Ваганьковском кладбище, там произошла знаменательная встреча с протоиереем Николаем Соколовым. Затем он был регентом правого хора Николо-Кузнецкого храма.

В 1994 году Алексей Пузаков при поддержке настоятеля храма-музея святителя Николая в Толмачах протоиерея Николая Соколова и сотрудников Третьяковской галереи основал церковно-государственный хор при этом прославленном музее. Богослужения перед великой святыней – чудотворной Владимирской иконой Богоматери, концерты, записи, гастроли наполняли духовную и творческую жизнь до 2008 года.

В 2006 году Алексей Пузаков был удостоен почетного звания «Заслуженный артист России». Он также награжден церковными орденами преподобного Сергия Радонежского и святителя Иннокентия Московского.

Весной 2009 года, с назначением настоятелем храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» митрополита Илариона (Алфеева), началась работа по возрождению некогда знаменитого на всю Россию Московского Синодального хора. Алексей Пузаков возглавил новый коллектив, объединяющий 80 хористов и призванный стать ведущим профессиональным церковным хором России.

«Петь с чувством предстояния перед Богом». Беседа с руководителем Московского Cинодального хора Алексеем Пузаковым